Баланс и поверхность живой подошвы

Рубрика: Расчистка

Автор: Pete Ramey, Перевод: Анна Мазина

Когда я еще только обучался ковальскому делу, мне повезло попасть под крыло к одному старому кузнецу незадолго до того, как такая нагрузка стала слишком тяжела для его разбитого организма, и он отошел от дел. Много лет назад его тоже обучал старый кузнец, и я серьезно сомневаюсь, чтобы кто-то из них читал хоть одну статью о копытах, а тем более по ветеринарии. Его методы были очень простыми. Расковать и часто расчищать лошадей в несоревновательный сезон, чтобы «мягкие ткани поднялись вверх», оставлять пятки низкими, а ветви подковы выводить из-под копыта назад. Укорачивать зацепы, если это необходимо, не трогать стрелку и особенно подошву, определяя по ее уровню каким лошадь хочет видеть копыто. По правде говоря, мне никогда не доводилось использовать копытный нож, пока я не стал работать самостоятельно — я даже ни разу не точил нож, работая под его присмотром. Его познания относительно рациона сводились к сильному неприятию жира на лошади. «Лучше сбавить этой лошади норму, иначе она не сможет вас возить». Относительно лошадей и их копыт это было все, остальное касалось работы с металлом.

Позже, когда я стал глубже изучать ортопедическую ковку, я счел его   некомпетентным деревенщиной. Я не замечал, что у лошадей из пафосных спортивных конюшен, чьими копытами занимались дорогие коваля-ортопеды «с образованием», был целый набор проблем с ногами. Я также на какое-то время забыл, что лошади, которыми занимался мой учитель, практически никогда этих проблем не имели. Если что-то и случалось, то это были травмы, а не боль в области копыт. Что было сначала — курица или яйцо? В то время мой ответ был бы неправильным. С тех пор мне много раз приходилось отучаться делать лошадям то, что в те годы давало мне чувство превосходства над моим учителем, и в то же время во мне все больше росло уважение к чистой, сырой эффективности его простых и «необразованных» методов, передававшихся из поколение в поколение.

Сейчас я отошел от подков в пользу ботиночек и открыл для себя потрясающий положительный эффект от «восстановительной расковки в несезон», если позволить ему длиться всю жизнь лошади. Я прошел полный круг и стал одним из самых ярых сторонников того, чтобы слушаться подошву. Я не один, к счастью все ковальское сообщество склоняется постепенно к тому же. Может быть, это всего лишь «новомодная фишка» 21 века? Нет, это важная, даже основополагающая часть расчстки, о которой образованное сообщество ковалей просто на какое-то время забыло.

И даже более того. В моей книге «Как сделать, чтобы натуральная расчистка работала» я рассказывал о типичных методах балансирования копыта, используемых любым ковалем, с оговоркой, что этот «косметический» метод балансирования не казался мне правильным, но я не ощущал себя готовым об этом разговаривать подробнее. Спустя 4 года постоянных экспериментов после того, как я написал это, я считаю, что уже вполне готов. Теперь я убежден, что предлагая снимать подошву «лишь по-минимуму», чтобы достичь баланса, я впрямую вредил попытке лошади защитить себя и быть оптимально работоспособной.

Проблема традиционных взглядов на баланс копыта заключается в том, что коваля слишком зацикливаются на балансе лошади, стоящей неподвижно на ровном грунте. У очень малого количества лошадей работа заключается в том, чтобы неподвижно стоять на асфальте, и я никогда не видел, чтобы в процессе такого стояния лошади хромали или получали бы травмы! Если предоставить лошади выбор, она и вовсе не будет стоять на асфальте ровно, а перенесет вес на одну сторону, поджав одну из задних ног, как сделали бы и вы. Так в чем же смысл такого балансирования? Я бы сказал – ни в чем.

Как и в большинстве случаев, здесь я был вынужден вернуться к своим прежним знаниям. Я начал глубоко изучать биомеханику движений лошади и задумываться над тем, что еще я мог бы сделать для лошадей, которыми занимался. Один из самых ярких примеров – это лошадь, которая много работала рысью по жестким дорогам. На рыси копыта выносятся вперед и к центру и ставятся под центр тяжести. Цепочка следов рысящей лошади похожа на то, как наступают канатоходцы. Это нормально, естественно и эффективно. Обратив внимание на это движение, я также заметил, что внешняя пятка «косметически» сбалансированного копыта приземляется первой, после чего копыто резко падает внутрь, и приземляется вторая пятка, создавая большую нагрузку на путовый и запястный суставы. Понимая, насколько это может быть вредно, я решил в качестве эксперимента понизить внешнюю сторону копыта, чтобы оно могло приземляться более сбалансированно во время наиболее тяжелой работы, которую этой лошади приходится выполнять. Очень быстро, анализируя один случай за другим, я увидел, что поверхность подошвы сама «просит» об этом. Мне не нужно было спиливать подошву или оставлять стенку выше нее, чтобы добиться этого «баланса для работы». Я замечал это раз за разом, и постепенно для меня стало очевидным. Что обычно можно доверять подошве относительно оптимальной высоты пяток и баланса зацепа-пяток.

Это же справедливо и для проблемных копыт. Например, в случае косолапости. Когда зацепы направлены внутрь, как правило такой постав задается поворотом ноги в путовом или запястном суставе. Это хорошо заметно когда вы поднимаете копыто – стрелка будет скошена внутрь по отношению к нижней части ноги. Если попробовать руками повернуть копыто так, чтобы они выровнялись относительно друг друга, во многих случаях это окажется невозможным или будет болезненным для лошади. При традиционной расчистке внутренний зацеп снимается так, чтобы попытаться выровнять ногу. Но такая расчистка создает огромную нагрузку на суставы и в любом случае не может что-то изменить для лошади в долгосрочной перспективе. Вырезать ровное копыто на кривой ноге настолько же вредно для суставов, как вырезать кривое копыто на ровной ноге! Нужно уважать форму, с которой нам приходится работать.

Оставляя легкий косметический дисбаланс, мы оптимизируем движение лошади на том, что у нее есть. Косолапые лошади практически всегда отращивают огромное расклешение на внутренней стороне зацепной стенки. Если вы читали мою книгу, вы знаете, что избавление стенок от расклешения – один из основных принципов моей расчистки. Многие мои клиенты считают, что я исправил их лошадям косолапость, но в действительности я лишь позволил расклешению срасти вниз. 3 мм косметического дисбаланса, необходимых лошади, сохраняются, и я даже не пытаюсь это исправлять. Просто это становится незаметным для нетренированного взгляда.

Пожалуйста, поймите, что здесь я говорю по большей части о взрослых лошадях. У жеребенка я изо всех сил борюсь с любым дисбалансом. После того, как суставы встали в определенное положение, а кости перестали расти, намного лучше позволить лошади самой задать своим копытам удобную для нее форму. Мы не обладаем достаточным чутьем и гибкостью, чтобы сделать это за лошадь, но подошва всегда вам подскажет как быть.

Неправильно было бы утверждать, что я не исправляю дисбаланс. На самом деле, я искренне считаю, что выбирая такую тактику расчистки, мы получаем хорошую возможность исправить дисбаланс, который поддается корректировке, и максимально улучшить ситуацию с неподдающимся корректировке (а также научаемся их различать!). /Какими приемами влиять на исправление дисбаланса описывается в статье «Расчистка при неправильном поставе конечностей«, прим. перев./ Каждый опытный коваль может привести бессчетное число примеров, как ему удалось исправить дисбаланс, но в некоторых случаях несмотря ни на какие усилия он сохраняется. И я не был исключением во времена, когда еще ковал, и до сих пор иногда сталкиваюсь с такими ситуациями (хоть и не так часто). Проблема попыток заставить конечность выровняться состоит в том, что этим мы чрезмерно напрягаем суставы, связки, сухожилия и мышцы и вызываем болезненность или даже наносим им вред. После этого лошадь начинает компенсировать, разгружая проблемные места, и дисбаланс возвращается или даже усугубляется. Однако если мы определяем баланс по поверхности живой подошвы, мы сотрудничаем с самим организмом лошади и его возможностями самоисцеления, а не боремся с ними. В результате у нас появляется возможность выправить ногу в долгосрочном периоде, неважно какой участок копыта или тела является причиной дисбаланса.

Неужели все действительно так просто? Поймите, что лошадь – это одомашненное нами дикое животное. Они хорошо приспосабливаются к условиям жизни, и единственная на свете причина, по которой нам нужно заботиться об их копытах – это то, что домашние лошади не проходят по 20-30 км в день по разному, в том числе каменистому грунту, для которого и были созданы их копыта. Копытная стенка и подошва защищают друг друга. Копытная стенка – прочный внешний «панцирь» и основная «копательная» часть копыта. Все согласны, что она защищает подошву, но немногие понимают, что и подошва тоже защищает стенку. У диких лошадей стенка редко отрастает ниже подошвы, но несмотря на экстремальные условия жизнь, не стирается и слишком коротко. Я наблюдал то же самое у лошадей, расчищающихся натурально. У меня в работе есть туристические лошади, ежедневно выполняющие тяжелую работу по каменистому грунту, и даже лошади, работающие в упряжи по городским улицам, босиком. По моему опыту с тысячами лошадей, я еще не видел, чтобы лошади не удавалось отращивать достаточно рога, чтобы выполнять работу, которую хозяин хотел, чтобы она выполняла. Ни единого раза.

Это происходит потому, что я никогда не позволяю копытам лошадей, которых я веду, отращивать стенки больше, чем на 6 мм выше подошвы и не даю им расклешаться. Да, копыта живые, и как и у всего живого, у них есть предел возможностей. Просто дело в том, что возможности лошадей куда больше, чем многие думают. Многие коваля и коневладельцы, не сталкивавшиеся близко с натуральной расчисткой, ответят на это, что они много раз видели излишне стертые копыта. Однако то, что они видели – это переросшие и заломавшиеся копыта, а не чрезмерное стирание. Это происходит из-за того, что подошва и прикрепляющий ее к копытной стенке ламинарный слой защищают стенку аналогично тому, как наши пальцы защищают ногти. Я ежедневно много работаю руками, но еще никогда не ломал ногти. Мои ногти ничуть не лучшего качества, чем у моей мамы, у которой они как раз ломаются. Просто я поддерживаю свои ногти коротко «расчищенными», чтобы мои пальцы их защищали.

Суперкориум (вся живая ткань, наполненная сосудами и нервными окончаниями, находящаяся внутри копыта и производящая копытную стенку, подошву, белую линию и стрелку) живой, и ежедневно, ежесекундно он получает информацию о жизни лошади. Он считывает грунт и потребности лошади и реагирует соответствующим образом, усиливая рост рога в областях, которые необходимы для обеспечения оптимального движения, а также на проблемных участках, в попытке их вылечить. Он предполагает, что при естественном стирании (или регулярной натуральной расчистке) копытная стенка будет поддерживать высоту вровень с живой мозолистой подошвой или быть немного выше нее. Если лошади нужна более высокая пятка на одном из копыт, так как из-за травмы плеча она не может выносить эту ногу так же далеко, как другую, или если лошади необходим косметический дисбаланс на одном копыте из-за поворота ноги в путовом суставе, суперкориум скорректирует темпы роста рога, и это отобразится на подошве. В природе копытная стенка на этом копыте стерлась бы до уровня подошвы, иначе говоря, до оптимальной высоты в данный момент времени. У домашних же лошадей коваля часто пытаются сделать копыта похожими друг на друга. Как правило, это проигрышная стратегия для коваля, в результате которой движения лошади становятся менее сбалансированными, а хромота со временем все усиливается.

Натуральная стратегия в этом случае состоит в том, чтобы считаться с тем, что лошадь сама бы хотела для себя иметь, определяя высоту стенок по уровню подошвы. В то же время, нужно делать все возможное, чтобы выявить и вылечить настоящую проблему. В результате лошади будет приятнее жить, и она получит все шансы на реабилитацию. Я знаю много лошадей с «травяным» копытом, которые двигаются с комфортом и в прекрасном балансе, потому что я сотрудничаю с природой, а не борюсь с ней.

Я сел писать книгу, имея перед собой лишь две цели. Я хотел, чтобы коваля натурального толка перестали вырезать подошву в пяточной области, и я также хотел убедить традиционных ковалей не вырезать подошву под копытной костью в зацепной части. Книга постепенно вылилась в нечто большее, но на этих двух вопросах я хотел акцентировать внимание. С тех пор я и сам научился не срезать подошву, даже для достижения баланса. Давайте обсудим эти два момента подробнее.

Я знаю, что моя книга заставила задуматься, но некоторые коваля натурального толка до сих пор приводят доводы в пользу срезания живой подошвы в задней части копыта. Обычно это делается для того, чтобы выпрямить заворотные стенки. Я работал с некоторыми профессиональными ковалями, которые не могут избавиться от ощущения, что изогнутые заворотные стенки причиняют боль. Они просто не могут не вырезать подошву в попытке выпрямить их. Я приезжал к ним и смотрел их лошадей. Подошвы у них были плоские, по твердому грунту они щупали. Эти коваля и не представляли, насколько плохо такие копыта выглядели и работали по сравнению с теми, в которых коваля считаются с уровнем подошвы. Когда вы оставляете живую подошву в покое, вы быстро получаете более глубокий свод и более низкие пятки, чем вы когда-либо осмелились бы сделать вручную. Это еще одна моя попытка выразить ту же мысль.

Толщина живой подошвы быстро станет абсолютно равномерной после того, как вы перестанете ее вырезать. Свод подошвы нужно нарастить за счет того, что плотно спрессованные слои подошвенного рога нарастут до естественной толщины, повторяя естественную вогнутость лежащих под ними внутренних структур. Свод подошвы невозможно «сформировать» вырезанием, потому что каждый раз, как вы срезаете слой подошвы, вы выбиваете почву из-под мягких структур под копытной костью, и они опускаются ниже. Заворотные стенки не смогу выпрямиться и служить лошади опорой, пока для них не будет достаточно глубины свода, чтобы они встали более вертикально. Этой высоты невозможно достичь, не перестав вырезать подошву. У ковалей натурального толка, не трогающих живую подошву и использующих ее как ориентир при определении высоты заворотных стенок, получается сделать заворотные стенки крепкими и прямыми, практически никогда не требующими расчистки, а также улучшить движения лошадей. (Если я потерял вас на последних двух абзацах, не берите в голову. Вы просто не хотите этого знать).

Теперь, обращаясь к традиционным ковалям, хочу обратить внимание на то, что угол копытной стенки, растущей около венчика – это то, что лошадь хочет иметь по всей стенке, до самой земли. Внимательно присматривайтесь к нему, потому что расклешение является причиной постоянной боли в копытах. Живая подошва под кончиком копытной кости имеет одинаковую толщину около 1,2 см. Она не утолщается, если только отмерший рог не скапливается там пластами или мягким, преющим мелом (исключением является ложная подошва, см. мою книгу). Живая подошва очень точно показывает положение копытной кости, а следовательно и правильный баланс. Если вы чувствуете, что в зацепной области необходимо снять подошву, или что стенке в пятках необходимо отрасти ниже подошвы, чтобы углы пута и зацепной стенки выровнялись или чтобы добиться определенного угла зацепа, посмотрите на копыто сбоку с уровня земли. Вы увидите, что стенка расклешается от копытной кости (по сравнению с ее углом сразу под венчиком). Намного эффективнее будет оставить живую подошву в покое и работать над тем, чтобы зацепное расклешение сросло вниз, или же вы обеспечите лошади еще бОльшие проблемы.

Снимая подошву в зацепной части, вы опускаете копытную кость слишком близко к земле. Для каждой лошади это индивидуально, но вообще говоря, вершина стрелки должна находиться по меньшей мере в 1,8 см над землей в копыте размера 1. Положите рашпиль поперек копыта на стенки (предварительно понизив их до уровня на 1-2 мм выше подошвы). Если вершина стрелки не уходит в свод копыта по крайней мере на 1,5 см по отношению к рашпилю, в зацепной области копыта нельзя трогать ни капельки подошвы ни под каким предлогом. Укоротите зацепное расклешение спереди, чтобы смогла вырасти плотно прикрепленная к копытной кости стенка. Если вы беспокоитесь о выравнивании углов или об угле наклона зацепной стенки, посмотрите на угол роста стенки сразу под венчиком. Держу пари, что вы обнаружите, что вы с лошадью добиваетесь одного и того же! Когда расклешение срастет, вам обоим понравится результат.

Я понимаю, что тотальное доверие подошве при определении высоты зацепа, пяток и баланса звучит подозрительно просто. Если бы вы только видели, какие тяжелые случаи привели меня к этому! Поймите, что в то или иное время я делал каждую из ошибок, против которых я протестую в данной статье. Но когда я перестал их совершать, мои способности реабилитации копыт, а также работоспособность и комфорт лошадей, чьими копытами я занимался, значительно выросли. Я надеюсь, что смогу показать вам как срезать этот долгий путь, ради лошадей. Доверие подошве ставит Мать Природу на вашу сторону, пытаетесь ли вы исправить тяжелую проблему с копытами или подкорректировать копыта на пару миллиметров. А Мать Природа – это очень серьезный союзник!

/PS Если вы считаете допустимым вырезать подошву для достижения определенной высоты пятки или зацепа, прочитайте статью «Высота пяток и длина зацепа», прим. перев./

Рассказать об этом в: