Точка отрыва

Рубрика: Расчистка

Автор: Pete Ramey, Перевод: Анна Мазина

Пожалуйста, не читайте эту статью в отрыве от остальных и не спешите применять ее к своей лошади. Составляя эту статью, я предполагаю, что вы читали мою книгу, другие статьи на этом сайте и успешно использовали эти методы на практике. Тогда и только тогда стоит пробовать эту более продвинутую технику, о которой пойдет речь. Это как с вождением машины. Вы не будете прибавлять газу, пока не освоитесь с использованием тормозов! Эта техника используется в течение 1-2 расчисток, после чего необходимость в ней отпадает.

Когда я впервые услышал сплетни о том, что Джин Овничек закругляет (рокером) подошву в зацепной части, я очень расстроился. Я всегда уважал его и его работу, но на этот раз мне показалось, что он перегнул палку. Я всегда выступал за бережное отношение к мозоли на подошве под копытной костью, и поначалу мне показалось, что Джин нарушает этот крайне важный принцип.

Переварив этот новый поворот в расчистке, я понял, что и сам делал то же самое долгие годы в случаях сильной ротации копытной кости и достигал потрясающих результатов: я делал копытную кость под углом 0-5 градусов к земле, оставлял массивную пяточную часть, оставлял и нагружал подошвенную мозоль под копытной костью и снимал нагрузку со всего, что находится спереди этой мозоли. Единственная разница заключалась в том, что я не применял этого к «здоровым» лошадям. Я всегда был рад, если лошадь сама формировала «фаску» на зацепе; если вы посмотрите в моей книге на фотографии моих личных прокатных лошадей, вы увидите, что у большинства из них есть такие рокеры на подошве в зацепной области. Это сделал не я. Это появилось в результате естественного стирания. Я бы ужаснулся, увидев, как кто-то режет подошву, к тому же сейчас я еще меньше трогаю подошву по сравнению с периодом написания книги, и мои результаты стали еще лучше.

Я слишком уважаю работу Джина, чтобы выбросить этот момент из головы, так что через не слишком долгое время стал задумываться над этим и аккуратно пробовать. Результаты были фантастические. Это вывело состояние здоровья и работоспособность копыт лошадей моих клиентов на совершенно другой уровень, так что теперь настало время поделиться моими собственными находками и постараться прояснить, о чем же идет речь.

У каждой лошади, которой посчастливилось иметь подошву, участвующую в поддержке ее веса (как задумала природа), и у которой эту подошву никто не вырезает, формируется очень плотная мозоль под периметром копытной кости. Эта стоптанная в мозоль подошва будет куда тверже, чем когда-либо могла бы стать роговая стенка, если лошадь достаточно двигается. Механически она находится в более выгодном положении для опоры, чем когда-либо «мечталось» копытной стенке.

Если стенки идеально прикреплены к копытной кости (без расклешения), эта мозоль будет начинаться сразу от белой линии под всем периметром копытной кости и мякишных хрящей, от одной до другой заворотной стенки. Эта мозоль естественным образом станет вогнутой, повторяя поверхность подошвы копытной кости, с учетом особенностей грунта. Снаружи это редко бывает видно. Если сделать сильный перекат мустанга на копытной стенке, точка отрыва копыта от земли будет находиться на краю этой мозоли, даже если стенки слегка (на 1-2 мм)выше подошвы, как они и должны быть.

Я должен дать свое собственное определение точки отрыва, потому что разные люби используют этот термин в самых разных значениях. Точка отрыва – это не «передняя часть» копыта. Это точка в нижней части копыта, которая остается на земле последней, когда пятки уже поднялись над землей. («Точка отталкивания», если хотите). Это не просто центр зацепа, эта точка может находиться в любом места зацепа, т.к. лошади не всегда двигаются по идеально прямым линиям по идеально плоскому грунту. Иногда они поворачивают, поэтому отталкивание копыта от земли может происходить в любой точке по его периметру.

На точку отрыва действует огромная вертикальная сила. Иногда эта сила может даже превосходить силу удара при приземлении! Проведите эксперимент: встаньте ровно, смотрите вперед, а затем внезапно прыгните вправо или влево под 45 градусов к направлению, куда вы смотрели. Вы почувствуете, что на широкую часть одной из ступней пришлась большая нагрузка – весь ваш вес + вся ваша сила отталкивания. Вам не было больно, т.к. природа снабдила вас очень мощной костью в этом месте. Природа также заботливо покрыла это место кожей, стоптанной в плотную мозоль. Там определенно есть нервные окончания. Вы можете почувствовать даже очень легкое касание в этом месте, но под нагрузкой всего вашего веса и силы приземления вам не было больно, не правда ли?

Природа была столь же добра и к лошадям (на самом деле, даже усовершенствовав конструкцию). Теперь, пожалуйста, встаньте еще раз и проведите другой эксперимент. Встаньте ровно, затем поднимитесь на цыпочки как можете высоко /перенеся вес на пальцы, прим. перев./. Еще раз внезапно прыгните на 45 градусов левее или правее направления, куда смотрели. Ой! Извиняюсь за причиненную вам боль. Природа дала вам прекрасную точку для отталкивания, но только одну точку. У других частей вашей ступни другие функции, не правда ли? Выступающая дальше всех точка на вашей ступне (кончик большого пальца) не является точкой отрыва, ей является широкая часть вашей ступни. Лошади устроены так же, мы не одиноки.

Единственный участок на конском копыте, достаточно крепкий для хорошего выполнения этой работы – это мозоль под копытной костью. Еще раз, в по-настоящему здоровом копыте, где нет расклешения копытной стенки, эта мозоль начинается сразу за белой линией. Однако если стенка отходит от кости, МЕЖДУ мозолью и белой линией будет располагаться участок неплотной, ничего не поддерживающей подошвы. (Точнее это даже не подошва, а межтрубочный копытный рог, производимый ламинарным слоем! Т.е. ламинарный клин). Эта ситуация распространена среди домашних лошадей, и с ней легко справиться правильной расчисткой. Таким образом, вы убиваете двух зайцев: во-первых, это моментально улучшает работоспособность лошади, а во-вторых, это намного ускоряет срастание расклешений, так как вогнутая подошвенная мозоль оказывается прямо у белой линии, где и должна быть… по всему периметру зацепа.

Как применить это на практике? Наиболее аккуратно это можно сделать, используя рентгены, но существуют ключевые ориентиры, которые я использую, чтобы получить необходимую информацию самостоятельно.

Прежде всего (и аккуратнее всего) нужно наметить точку отрыва на расстоянии, равном половине длины стрелки, спереди ее вершины. Опять же, мы говорим не только о середине зацепа, поэтому копыто нужно запилить по дуге, имеющей форму «нормального» копыта, проходящей через намеченную точку и скругленной по направлению к самой широкой части копыта. Я говорю совсем не о вертикальном запиле, а о том, чтобы держать рашпиль под углом в 25 градусов (по отношению к плоскости наступания), таким образом снимая нагрузку с участка подошвы перед этой дугой. После этого удалите расклешение в нижней трети копытной стенки по толщине, выравнивая ее с верхними 2/3 копытной капсулы, сделайте обычный перекат внизу стенки и подождите, пока не вырастет плотно прикрепленная к кости стенка.

Есть несколько причин, почему такой подход можно считать консервативным и спокойно использовать на «формирующей» расчистке. Зона роста стрелки (кориум) постоянна в своем расположении относительно внутренних структур (включая копытную кость), но внешняя, видимая часть стрелки в расклешенном копыте может быть вытянута вперед вместе с подошвой, стенками и белой линией. В копытах диких лошадей или копытах тех домашних лошадей, у которых нет расклешений копытной капсулы, от вершины стрелки до линии отрыва будет расстояние, равное приблизительно 1/4-1/3 длины стрелки. Так что учитывая то, что вершина стрелки смещена вперед (что поначалу часто бывает так), и что откладывая расстояние в 1/2 стрелки, вы будете действовать вполне осторожно, можете смело делать рокер в этом месте, вполне безболезненно улучшая биомеханику движения лошади и способствуя отрастанию более хорошего копыта.

Когда лошадь уже какое-то время походила без подков, мозолистый участок подошвы под копытной костью станет хорошо заметен и будет выглядеть как округлый «бугор», повторяющий форму нижнего края копытной кости. Он будет располагаться не вертикально под костью, а будет находиться по линии, условно продолжающей переднюю и боковые ее поверхности. Когда мозоль становится хорошо заметна, я меняю расчистку и делаю ее край линией отрыва в нижней части копыта; опять же, не точку посередине зацепа, а линию по всей зацепной области. Я просто запиливаю фаской все, что находится вне этой дуги, под небольшим углом (около 25 градусов по отношению к земле), а дальше расчищаю как обычно. Настоящую зацепную мозоль нельзя трогать, ни малейшего царапанья рашпилем!

Перенесение линии отрыва внутрь белой линии вызывает крайнее непонимание у некоторых традиционных ковалей, не совсем понимающих, что происходит внутри копыта. Это не означает, что у них не получается лечить проблемы. Я годами реабилитировал ротацию копытной капсулы и расклешения зацепа без этой техники. Но видя, насколько быстрее я могу это сделать теперь, я понимаю, что раньше делал два шага вперед и один назад. Позвольте мне повториться, за пределами этой мозоли не было бы подошвы, если бы ламинарное соединение было плотным. В случаях, которые мы здесь обсуждаем, соединение стенки и кости было частично или полностью утрачено. Рокер нужно делать 1-2 расчистки, после чего необходимость в нем отпадает сама по себе (если только неправильный рацион не вызывает постоянный бессимптомный ламинит). Участки, с которых я снимаю нагрузку – это части подошвы, ничем не поддерживаемые изнутри, копытная стенка, неправильно прикрепленная к копытной кости, разорвавшийся ламинарный слой и ламинарный клин. Ничто из этого не может служить лошади опорой, не усугубляя вред, и определенно не может выдержать толчковую силу, если сделать их линией отрыва.

Теперь я хотел бы вернуться немного назад и объяснить, что такое ламинарный клин. В нормальном копыте дермальный ламинарный слой (живой, дышащий, производимый надкостницей копытной кости и прикрепленный к ней) идеально скреплен с эпидермальным ламинарным слоем (листочки, прикрепленные к стенке, производимые венчиком). Их соединение друг с другом – это прикрепление копыта к лошади. Дермальный ламинарный слой непрерывно добавляет волокна рога к массе копытной стенки по всей длине копытной кости (до 60% всей массы стенки, согласно исследованиям Боукера, Университет Мичигана). Эти роговые волокна должны плотно спрессовываться под весом лошади с остальными волокнами копытной стенки, по мере того, как они производятся. Именно таким способом стенка отрастает вниз вдоль кости, и именно по этой причине к нижнему своему краю, более широкому, она не становится тонкой как лист бумаги.

Когда дермальный и эпидермальный слои разрываются (из-за неестественной биомеханики, неправильного рациона, а чаще – комбинации того и другого), эти новые роговые волокна свободно накапливаются между половинами ламинарного слоя, разрывая их все дальше по мере того, как стенка (а следовательно и эпидермальный ламинарный слой) отрастает вниз. Получающийся клин хорошо защищает чувствительные внутренние структуры от сотрясения (например, удара о камень). Он менее плотный (читай – слабее), но похоже, что справляется со своими функциями из-за своей большей толщины. (Отличная аккомодация, выработанная для выживания, я считаю). Однако в качестве опоры он никоим образом не может даже начать выполнять свои функции, не усугубляя вред.

Другими словами, снятие нагрузки со всех этих тканей совершенно безвредно. Да, лошадь находится в тяжелом положении из-за того, что ей позволили дойти до такого состояния, но вы не усугубите ее ситуацию, сняв вертикальную нагрузку с этого участка. Мозоль, образующаяся между копытной костью и землей – это единственная рабочая опорная структура, которая имеется в зацепной области, пока ей в помощь не отрастет плотно прикрепленная к кости стенка. Эпидермальный ламинарный слой можно увидеть с подошвы, он будет казаться белой линией. Однако это совсем не будет настоящей белой линией! Белая линия – это комбинация эпидермальных листочков и листочков, производимых на уровне нижнего края копытной кости, она связывает зацепную мозоль и копытную стенку, если стенка не отделяется от копыта, что мы рассматриваем в этой статье. Видимый эпидермальный ламинарный слой образует на уровне подошвы подобие белой линии, сбивающее с толку многих ковалей. Когда вы это осознаете, вы сможете научиться на глаз определять разницу между ними.

Сцепите пальцы обеих рук «замочком». Так выглядит дермальная и эпидермальная часть ламинарного слоя между копытной костью и стенкой, а также белая линия между стенкой и подошвой. Так белая линия должна выглядеть с подошвы. Теперь расцепите пальцы и посмотрите на одну из ваших рук с растопыренными пальцами. Так выглядит ложная белая линия с подошвы. Так как половины ее не хватает, получившиеся пустоты являются легкой мишенью для патогенных бактерий, грибка итд. Многие коваля считают, что имеют дело с заболеванием белой линии, не сознавая того, что в данном копыте собственно белой линии и нет в помине! Эта ситуация не редкость. Вы увидите примеры повсюду, если имеете дело с домашними лошадьми.

Когда вы задаете биомеханику для правильного роста и со временем добиваетесь образования настоящей белой линии, вы увидите, что она практически неуязвима для грибковой инфекции (см. статью Конец заболевания белой линии).

Третий и последний критерий, который я использую для определения места для линии отрыва – это проекция линии отрастания хорошо прикрепленного рога на землю. Другими словами, я нахожу местоположение «новой» стенки, когда срастут расклешения и будет сделан перекат мустанга. Иногда под копытной костью образуется мозоль, но потом она вытягивается вперед вслед за расклешенной стенкой. Это может сформировать ложную зацепную мозоль. От этого мне становится не по себе. Я не могу сформировать натуральное копыто, не обеспечивая натуральной механики движения, так что иногда мне приходится поступать следующим образом. Ко второй или третьей расчистке у меня обычно есть уже примерно 1/3 часть плотно прикрепленной к кости стенки. Она прочно прикреплена к кости и выглядит как более плотная полоса нового рога, растущая под более крутым углом. Если я расчистил копыто по своим обычным стандартам, используя край мозоли в качестве точки отрыва, а затем ставлю копыто на землю и вижу, что линия отрыва получилась слишком далеко впереди, я снова делаю копыто и делаю фаску под 25 градусов до того места, где линия нового роста достигла бы земли. Опять же, я редко вижу в этом необходимость, и мне еще не приходилось делать такую фаску дважды на одном и том же копыте. Лошади никогда не начинали щупать от этого, даже наоборот – начинали двигаться лучше.

Это же справедливо и для остальных критериев, которые я здесь привел. Если сделать рокер правильно, это не заставит вашу лошадь щупать после расчистки. Это только ускорит реабилитацию ее проблем и моментально улучшит движения.

Существует два важных исключения, о которых я должен вас предупредить. Если кто-то вырезал или снимал рашпилем подошву под копытной костью за последние 4 месяца, подошва может быть недостаточной толщины для такой расчистки. Этот прием может быть все равно оправдан, но делать это должен опытный профессионал. Помимо этого, смещение точки отрыва назад механически удлиняет вынос ноги, способствуя наступанию с пятки. Это хорошо. Однако если задняя часть копыта еще слишком слаба и чувствительна, чтобы первой принимать на себя вес при наступании, смещение точки отрыва назад может косвенным образом вызвать болезненность в задней части копыта. Если это произошло, по каменистому грунту лошадь будет ходить «на цыпочках». Я написал целую статью на эту тему, в том числе и про то, что с этим делать (см. Навикулит). Также рекомендую прочесть статью «Высота пяток – решающий фактор», чтобы предупредить это, и вообще перед тем, как использовать описываемый метод.

Поначалу это будет казаться странным, но попробуйте этот прием по чуть-чуть. Результаты впечатлят вас так же, как и меня, я уверен.

Рассказать об этом в: