Раскрепощение

Рубрика: Примеры / Примеры обучения

gym_rys_apelsС течением оззивладения, острые углы в нашем общении с Оззиком сглаживались все больше. Мы занимались на плацу, прыгали до метра в свое удовольствие, ездили в поля, гуляли в руках. Оззик стал более сбалансированным, хорошо обмускулился, стал более  управляемым, хотя трудности с галопом в какой-то мере оставались. Каждый раз при мысли о возможном подъеме в галоп Оззик очень нервничал, и хотя я уже не боялась, что не остановлю его с галопа, или что мы сложимся в повороте из-за сильного крена, каждый раз галоп был испытанием — сможет ли конь сбалансированно и удобно скакать, а тормозиться от поясницы, или будет напряженно ускоряться, нервничать, отвечать только на сильные команды.

Кроме этого, в езде сохранялась нестабильность. В целом Оззик стал удобнее и надежнее под седлом, но бывали дни лучше и хуже, а то и целые месяцы. То у нас нет никаких проблем в езде, я с удовольствием могу предложить ему попрыгать или съездить в лес, то конь двигается зажато, неравномерно, в одну сторону проходит, в другую нет, на рыси не несет себя сам, а галоп превращается в зажатый кошмар. Это все сопровождалось большими нервами, и было непонятно — он нервничает и из-за этого не слышит команд и не может сбалансироваться, или какая-то другая причина мешает ему сбалансироваться и заставляет нервничать. По ощущению из седла, в эти моменты он был зажат в холке, и вроде бы от шенкеля начинал проходить, но импульс гас в холке и напряженной шее, не доходя до повода.  Особенно остро проблема стояла в нашем небольшом манеже, где Оззик вообще практически переставал слышать ногу.

Очень кстати мне попался сайт Art2ride.com, где было много видео работы, основанной прежде всего на обучении лошади двигаться от зада через спину, на развитии мышц, позволяющих это делать. Просмотрев много этих видео, а также других, в том числе с семинаров со спортивными выездковыми тренерами, видео Марайки де Йонг, проанализировав фото и видео нашей работы, я пришла к выводу, что мне нужно расставить другие акценты в работе и пересмотреть свою посадку.

Посадка.

Любой конник скажет, что посадка — основа хорошей езды, и прежде всего остального нужно заниматься именно своей посадкой. Однако на своем примере я прочувствовала слова Уилла Фэрбера из Art2ride о том, что на зажатой лошади невозможно сидеть правильно. Когда же лошадь побежит свободно и удобно, всаднику будет удобно на ней сидеть более правильно.

Сама того не замечая, я своей посадкой стала компенсировать то, что не мог самортизировать Оззик. Чем больше трудностей в движении он испытывал, тем сильнее моя «эффективная» посадка отличалась от правильной. Это не выглядело красиво, но позволяло нам двигаться относительно сбалансированно — лучше чем если бы я пыталась придерживаться «картинной» посадки. Однако, как и любая компенсация, это работало не всегда, а иногда не работало вообще. Нужно было находить проблему и работать над ее устранением, а не маскировать ее компенсацией. Просто взять и сесть правильно я не могла примерно потому же, почему Оззик не мог просто взять и побежать правильно :) Нужно было выявить его трудности, создающие трудности мне, и постараться найти решение.

Я стала обращать внимание на то, как мне сидится — расценивать свою посадку как критерий правильности работы. Если мне сиделось удобно и ровно, значит мои пожелания по движению были коню по силам. Если я чувствовала, что мои ноги выдавливает наверх, если мне хотелось сместиться на заднюю луку или рулить руками, если я совершенно не могла расслабиться в седле, значит что-то шло не так, Оззик не мог просто выполнить команду, начинал компенсировать — и этим заставлял компенсировать меня. Иногда помогали незначительные корректировки посадки — сесть легче, отвести плечи назад (точнее, вверх-назад) или наклонить вперед, опустить одну или обе пятки ниже итд. Но в основном это не сильно влияло на ситуацию, он или бежал, или не бежал. Более того, если он находил баланс и начинал свободно двигаться через спину, он прощал мне огрехи в посадке, они не сбивали его с уверенного, ловкого движения. Больше значения имело то, чего я прошу, какие акценты в работе расставляю, чем то, как я этого прошу. Лучший результат у нас получался, когда я переставала следить за частностями, ярко представляла себе желаемую картинку движения — и, видимо, сообразно этому садилась.

Уилл Фэрбер приводит слова Нуно Оливейры, что «лучшие руки всадника работают как пара развязок». Я стала следить за тем, чтобы руками просто ограничивать длину повода, а управлять ногами и корпусом. Если это было невозможно, значит я просила слишком много, отступала на шаг назад. Стала очень следить за собой, чтобы вместо того, чтобы отзывать руками, досылать ногой.

Для меня всегда было загадкой, что имеется в виду под «привставать на рыси реже», о чем обычно говорят в связи с началом работы над округлением и сбором. У Art2ride я нашла ответ и на этот вопрос. Они рассказывают о том, что когда лошадь берет на спину, всаднику становится удобнее привставать на рыси — лошадь сама выталкивает его наверх, и ему остается просто задержаться наверху и мягко сесть обратно в седло (как бы полтемпа ехать учебной рысью, полтемпа строевой), а не самому привставать наверх, а потом самому садиться. Оказалось, что это можно использовать и как прием в работе. Когда Оззик расслаблялся и начинал идти более равномерно, я пробовала подстроиться под толчки его задних ног, позволить его задним ногам вытолкнуть меня наверх, задержаться там и аккуратно сесть обратно. По ощущению, если я привставала сама, я чуть заторапливала его, как когда суются вперед перед препятствием, а когда позволяла задним ногам вытолкнуть меня наверх, как раз начинала привставать реже, чуть запаздывать. Оззи сразу расслаблялся еще больше, ход делался реже, свободнее и сбалансированнее, а спина выгибалась подо мной приятной упругой горкой, на которой было удобно сидеть совершенно расслабленно.

Картинка движения.

Теперь о том, чего я стала добиваться от коня. Естественное для него движение было зажатым и неловким. На шагу он наступал задами по одной прямой «шагом манекенщицы», вынося задние ноги не вперед, а через сторону и прокручивая их вокруг зацепа, чтобы оттолкнуться для следующего шага. Он привык высоко и напряженно нести шею и балансировать ей, оставаясь зажатым в спине и холке, задними ногами выталкивать себя вперед, а не вперед-вверх. В результате проделанной работы, он научился округляться в шее, но при этом не всегда расслаблялся, а точно так же оставался зажатым сверху и балансировал шеей, просто скрюченной :) Ход при этом получался более удобным и сбалансированным, чем когда он откровенно задирался и выгибался, спина в таком движении участвовала больше, он не жаловался на нее, но и не брал на спину, и постоянно двигался на грани потери баланса.

gym_shag

Увидев на видео с выездкового семинара как всадников просят потянуть лошадь от себя, попросить ее вытянуть шею и нос вперед, я столкнулась с тем, что сама не могу попросить об этом Оззика никакими командами. Оказалось, что это хороший показатель того, зажата лошадь или расслаблена — может ли она в процессе движения сохранять вытянутую перед собой шею со свободно болтающейся на ней головой и носом по вертикали или слегка перед вертикалью, или нет. Оззику даже на шагу было сложно расслабиться, даже без всадника. Он мог опустить шею, но голова была будто приклеена к ней, нос уходил за вертикаль. Это не было похоже на гиперсгибание, но это говорило о зажатости, о неспособности расслабиться. Мы стали работать над этим, и часа едва хватало, чтобы достичь расслабления на шагу и условного расслабления на рыси!

Источник проблемы был не в шее. Отчасти он заключался в привычке компенсировать, «обходить» задними ногами живот и оставлять спину прогнутой, а не поднимать с помощью пресса свою спину, округляя ее. Но настоящая проблема, как выяснилось, крылась в коленном суставе левой задней ноги. В 19 лет Оззику диагностировали артроз этого сустава, «дефект хряща», что стало следствием травмы, полученной еще в молодости на ипподроме — напоролся на штырь пахом, рядом с этим коленом. Скорее всего, всю его жизнь периоды затруднений в движении были связаны с болезненностью в колене, которая не развивалась в хромоту, но и не позволяла качественно использовать ногу. Недаром основная зажатость всегда возникала при необходимости группироваться влево, а иногда проскальзывала аритмия при движении по кругу вправо, когда левой задней ногой требовалось сделать более широкий шаг, особенно по жесткому грунту.

При этом, Оззик вполне мог делать задними ногами широкие шаги, толкая себя вперед, например, летя над полем шикарной рысачьей рысью! На шагу он обычно переступал задами след передов на несколько копыт, а его манеру скакать галопом я в шутку называла «раззудись нога», потому что задние ноги выносились практически к передним, правда это не особо помогало ему ловить равновесие при прогнутой спине. А вот если спина была округлена, задние ноги могли делать только очень короткие, напряженные шаги. Именно по этой причине все предыдущие годы мне удавалось сбалансировать коня только на достаточно коротком движении, а чуть он ускорялся, он терял равновесие, прогибался в спине вниз и включалась компенсация.

gym_zadomДругими словами, он или хорошо выносил задние ноги вперед, но не переносил на них вес, из-за чего не мог сгруппироваться, или пробовал перенести на них вес, но мог делать ими только короткие шаги, из-за чего то и дело отставал ими от центра тяжести, терял баланс. При этом, чем больше веса он переносил на задние ноги, тем меньше ему была нужна шея в качестве балансира, и тем более свободно он мог двигаться, расслабив шею и мягко приходя на повод. Правда, вместо этого, попытки подвести зад чаще вызывали в нем желание напрячься всем телом, сжавшись в комок и подведя зад под перед, а перед под зад :)  Мы стали работать над тем, чтобы Оззи пытался двигаться от зада через спину, стараясь подставлять задние ноги под центр тяжести, при этом обязательно сохраняя расслабленность движения. Чтобы волна начиналась от толчка задних ног, свободно проходила через туловище коня, прокатывалась по расслабленной шее и мягко приходила на повод.

Работа.

gym_plecho

Начали мы с того, что галоп стали делать только в хорошие моменты и только пока скакалось легко, не пытаясь хитрыми приемами подловить или разработать коня на галопе. Работы на шагу и рыси хватало нам за глаза. Наши проблемы и наша работа была похожа на то, что описано на сайте Марины Красильщиковой о работе с дисбалансом.

Я просила Оззика двигаться равномерно и свободно, стараясь поймать зачатки той самой «волны» в его движении и поддержать и развить ее, чуть доталкивать ногами, пока подо мной не выгибалась упругой горкой поднятая, мягкая спина. Обычно это сопровождалось ощущением, будто конь стал легче и поднялся выше над землей, поднимая с собой и меня. Со стороны это выглядело как постепенное расслабление, в результате которого спина поднималась, задние ноги начинали подводиться под нее глубже и принимать на себя больше веса, а шея свободно вытягивалась вперед-вниз с покачивающейся на ней головой.

Достичь расслабления нам хорошо помогало плечо внутрь (под верхом и на корде) не в качестве элемента, а в качестве упражнения — иногда всего 2-3 шага плечом внутрь, чтобы восстановить потерявшееся равновесие. Получалось, что сначала Оззик не доступал задними ногами до центра тяжести, а благодаря этому упражнению начинал заступать под себя глубже хотя бы одной, внутренней ногой — сначала мы разрабатывали в обе стороны по одной задней ноге, потом ему становилось легче на прямом движении шагать шире одновременно обеими задними ногами, пружиня в пояснице. Бывало, что он никак не мог расслабиться на прямом движении, но немного плеча внутрь — и у коня уходили блоки, он мог мягко потянуться в линии верха и глубже подступать под себя задами.

Если раньше от округлившегося Оззика было ощущение туго сжатой пружинки, то теперь он наоборот вытягивался, расправлялся. Ощущения в седле были волшебными! Конь стал слышать настолько тихие команды, как никогда, стал изумительно реагировать на шенкель. Если раньше мне требовалось много ноги для малого ответа, то теперь я слегка намекала и получала много ответа!  Оззик делался настолько сбалансированным и расслабленным, что я могла сидеть ровно, свесив ноги вниз и отслеживая что еще в своей посадке я могу расслабить. Даже на галопе иногда стала появляться «волна», Оззик брал на упругую, поднятую спину, и стали возможны такие раньше невероятные упражнения как контргалоп или плечо внутрь на галопе — расслабленно, сохраняя ритм и от ноги. В лучшие моменты я стала чувствовать, как в ответ на ногу Оззи начинает проходить плечами выше за счет большего переноса веса назад.

gym_rys

К сожалению, нас сильно отбросило назад отсутствие грунта, а потом и обострение артроза. Оззик мог хорошо толкаться и пружинить правой задней, а левую заднюю старался перескакивать. Все ветеринары строго-настрого велели нам не сниматься с работы, особенно в Оззином возрасте, к тому же мышечный корсет может снять часть нагрузки с больного сустава, так что мы продолжили ту же работу по мере возможности, сопроводив ее приемом хондропротекторов.

Помимо ухудшения ситуации, наметился и прогресс. Оззи стало сложнее толкаться вверх, он старался особо не подлетать над землей, зато в целом смог лучше расправиться в линии верха и смог двигаться реже, не частить. На галопе стал пытаться протолкнуть себя задними ногами, поднимая плечи за счет толчка от задних ног через спину.

Все это время многие советовали мне поднять ему шею выше, но любые попытки именно поднять шею приводили к закрепощению коня и большему сопротивлению. Вслед за шеей плечи не поднимались, а наоборот проваливались вниз. А вот когда ему удавалось разработаться так, что задние ноги становились способны хорошо принимать на себя вес коня, заступать под центр тяжести, пружинить и проталкивать коня наверх — gym_kissвот тогда шея сама поднималась в более высокое положение вслед за плечами, но оставалась при этом мягкой и расслабленной.

Чем лучше Оззику удается поднимать плечи, свободно пропуская через себя «волны» от зада через спину и шею, тем больше обмускуливается у него область вокруг холки и под седлом, где всегда было пустовато. Вообще показателем хорошей работы я считаю равномерную мягкость мышц, без более плотных участков. С самого начала работы над расслаблением я заметила, что вся линия верха у Оззика становится как желе, мышцы мягкие и наполненные, рука утопает в них. Раньше такого состояния мышц удавалось достичь только специальным массажем!

Другой крайне важный показатель — отношение к этому самого коня. Сначала в работе присутствует некоторое сопротивление, связанное с разрабатыванием артрозной ноги, но потом конь с большим воодушевлением поддерживает мои инициативы. В кордовой работе если ему удается почувствовать себя ловким, он, услышав «ай, браво!», подходит ко мне в центр и целует — нежно дышит мне в ноздри :) Настойчиво не отходит, пока я не поглажу его с обеих сторон, а иногда после 40 минут разрабатывания может начать на галопе мотать шеей и играть, наслаждаясь ощущениям в теле!

Что самое удивительное, даже копыта ответили на нашу работу! Оззик всегда очень витиевато использовал свои ноги — передние ставил с разметом, а задние по одной прямой, при приземлении проскальзывая вперед на внешней стенке, а потом прокручивая копыто вокруг зацепа для вынесения ноги вперед. И вот на 19-м году его жизни в результате месяцев работы над движением от зада через расслабленную спину, я заметила, что он стал перекатывать передние копыта через середину зацепа, а не через сторону, как раньше, и задние копыта стал стирать равномернее. Видимо, наращивание мышц правильного движения поспособствовало более правильному наступанию на копыта. Я была изумлена увидеть вот такой вариант исправления размета в 19 лет! Это согласуется и с мнением д-ра Керри Риджвея, который считает, что для устранения асимметрий в теле лошади первостепенное значение имеет именно гимнастика.

Рассказать об этом в: